Доклад ФРС: подтверждений эффективности QE нет

«}));
—>

Add to Flipboard Magazine.

20.09.2017 02:17

Иллюстрaция: Carl Wiens / Barron’s

Мoсквa, 20 сeнтября — «Вeсти.Экoнoмикa». Дaнныe пo динaмикe ВВП и тeмпaм инфляции нe пoдтвeрждaют, чтo мaсштaбныe прoгрaммы кoличeствeннoгo смягчeния сo стoрoны Фeдeрaльнoй рeзeрвнoй систeмы СШA и другиx мирoвыx ЦБ, имeют кaкoй-либo рeaльный экoнoмичeский эффeкт.

ФРС СШA, Бaнк Aнглии, Бaнк Япoнии и EЦБ с мoмeнтa финaнсoвoгo кризиса 2008 г. запустили целую серию программ покупки активов в качестве ответных мер на кризисные явления. ЦБ Британии, Японии и еврозоны по-прежнему продолжают печатать деньги и скупать на них гособлигации, акции и другие финансовые активы, называя данные действия «монетарным стимулированием».

ФРС, формально завершив QE в 2014 г., до сих пор продолжает ежемесячное реинвестирование средств, поступающих от погашения ценных бумаг на своем балансе, тем самым не допуская резкого сокращения объема активов. В ближайшее время ФРС, как ожидается, начнет прямое сокращение баланса.

Как отмечал портал «Вести.Экономика» за последние годы уже озвучивались скептические оценки реальной эффективности печатания денег и накачивания ими финансовой системы со стороны ФРС. В частности, по ряду оценок и докладов, действия ФРС лишь усилили социальное неравенство в США.

В новом докладе, опубликованном экономистом Федерального резервного банка Сент-Луиса Стивеном Уильямсоном, эффективность программ QE, возможно, впервые оценивается как «спорная», и «не имеющая реальных подтверждений».

Экономист одного из региональных банков ФРС напоминает, какие программы проводил американский центробанк в пост-кризисный период и отмечает, что данные по инфляции в Японии, а также по ВВП США за этот же период практически не демонстрируют никакой корелляции с программами печатания денег со стороны Банка Японии и ФРС США.

«Все программы QE, проводившиеся в мире в течение финансового кризиса и после него, представляли для центральных банков основной интерес с точки зрения того, как покупка различных типов и объемов активов повлияет на условия финансовых рынков, и, в конечном счете, на инфляцию и совокупные показатели экономической активности.

Например, 25 ноября 2008 г. ФРС объявила о запуске своей первой программы количественного смягчения, иногда называемой QE1. В пресс-релизе по данной программе были предоставлены детали по типам активом, которые ФРС будет покупать – долговые обязательства ипотечных компаний и ценные бумаги, обеспеченные ипотечными обязательствами, а также объемы активов, которые планировалось приобрести. В заявлении также четко отмечалось, что целью программы является влияние на общие финансовые условия, а также, более конкретно, на рынок недвижимости и ипотечный сектор. После этого последовали другие программы и в них также детально отражались скупаемые активы:

1. QE1, декабрь 2008 – март 2010: покупки ценных бумаг ипотечных компаний в размере $175 млрд и ценных бумаг, обеспеченных ипотечными обязательствами, в размере $1,25 трлн.

2. Программа реинвестирования, август 2010 – настоящее время: замена погашаемых ценных бумаг на новые активы для поддержания размера баланса на постоянном уровне при отстутствии программы QE.

3. QE2, ноябрь 2010 – июнь 2011: покупка долгосрочных гособлигаций США в объеме $600 млрд.

4. «Операция Твист», сентябрь 2011 – декабрь 2012: замена активов в объеме более $600 млрд, включающая в себя покупки гособлигаций США со сроком погашения от 6 до 30 лет и продаже гособлигаций США со сроками погашения в 3 года и менее.

5. QE3, сентябрь 2012 – октябрь 2014: покупка ценных бумаг, обеспеченных ипотечными обязательствами, и долгосрочных гособлигаций США, первоначально установленная на уровне в $40 млрд в месяц для ипотечных ценных бумаг и в $45 млрд для долгосрочных гособлигаций США.

Следствием всех этих программ стало увеличение объема активов на балансе ФРС. С декабря 2007 по май 2017 гг общий объем активов на балансе ФРС увеличился в 5 раз – с $882 млрд до $4,473 трлн. Чтобы оценить масштаб проведенной серии программ QE, нужно понимать, что общий объем активов на балансе ФРС увеличился с 6% от ВВП США в IV квартале 2007 г. до 23,5% от ВВП США в I квартале 2017 г.

«Нас интересует, как программы QE повлияли на конечные цели центральных банков – в частности в плане влияния на инфляцию и реальную экономическую активность. Одним из примеров эмпирических доказательств, к которым мы можем обратиться – это так называемые естественные эксперименты – примеры, когда монетарная политика была использована и ее последствия были более или менее очевидными. Мы рассмотрим два примера: (1) QE в Японии в период после 2013 г. и (2) сравнение показателей Канады и Соединенных Штатов после финансового кризиса.

В январе 2013 г. Банк Японии объявил о том, что будет добиваться достижения цели по инфляции в 2%. В апреле 2013 г. Банк Японии объявил о программе количественного и качественного смягчения, предназначавшейся для достижения цели по инфляции в 2% в течение 2 лет.

С 2013 до начала 2016 гг. номинальные процентные ставки в Японии находились на уровне близком к 0%. С начала 2016 г. ставки остаются отрицательными. С начала 2013 до мая 2017 гг. общий объем монетарной базы в Японии
(мера общего объем обязательств Банка Японии) увеличился примерно в 3 раза.

Если QE действительно является эффективной мерой по увеличению инфляции – основной цели Банка Японии – тогда темпы инфляции должны были увеличиться, отреагировав на проведение подобной масштабной программы QE. Но как показывает статистика, этого не произошло.

Если мы посмотрим на индекс потребительских цен в Японии, то в 2014 г. действительно произошло увеличение данного показателя – однако в основном из-за увеличения на 3% потребительского налога в Японии в апреле 2014 г.
При этом в период с середины 2015 по март 2017 гг. темпы инфляции в Японии в среднем оставались на нуле, что, очевидно, намного ниже целевого уровня в 2%.

С начала финансового кризиса монетарная политика Канады и США в плане уровеня процентных ставок мало чем отличалась. Однако в течение этого периода Банк Канады не осуществлял каких-либо программ QE, в то время как ФРС активно проводила их.

По состоянию на конец декабря 2016 г. объем активов на балансе Банка Канады составлял 5,1% от ВВП страны – по сравнению с уровнем в 23,6% от ВВП для ФРС США.

Канада и Соединенные Штаты обычно подвержены схожим экономическим шокам, с учетом близости их географического расположения и схожего уровня экономического развития.

С учетом этого, если бы программы QE были бы действительно эффективны в плане стимулирования экономической активности, мы могли бы увидеть существенные отличия в экономических показателях США по сравнению с Канадой с момента финансового кризиса.

Однако, при сравнении изменений реальных значений ВВП Канады и США, установленных на отметке в 100 пунктов для обеих стран в I квартале 2007 г. мы видим, что между ними практически нет заметной разницы в динамике реального ВВП в период с 2007 по IV квартал 2016 гг.

Более того, по сравнению с I кварталом 2007 г. реальный ВВП Канады в IV квартале 2016 г. был на 2% выше реального ВВП США, что отражает более высокий кумулятивный рост – несмотря на предположительно менее стимулирующую монетарную политику.

Таким образом, в двух данных естественных экспериментах не содержится доказательств того, что QE имеет какой-либо реальный эффект в плане увеличения инфляции, если мы посмотрим на пример Японии, или в плане увеличения реального ВВП, если мы сравним данные по Канаде и США».

Add to Flipboard Magazine.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.