Проблемные кредиты в условиях кризиса: от теории к практике
Юрий Мацкевич

Проблемные кредиты в условиях кризиса: от теории к практике

На данный момент кредитование в стране, фактически, в состоянии стагнации. Коммерческие банки зажаты в клещи между кризисом ликвидности и отсутствием прибыли – с одной стороны, и необходимостью уплаты по разнообразным обязательствам (как внутренним, так и внешним) – с другой. Проще говоря: «Очень нужны деньги, а никто не дает». Обычно, совет акционеров приходит к мудрому решению, что выходов всего два – инвесторы и клиенты. Дальше – дело техники. Собираются топ-менеджеры и решают, стоит ли продавать свое детище «по-дешевке» (поскольку хорошей цены сегодня ждать не приходится). Ответ обычно отрицательный. Тогда обсуждается стратегия работы с существующей и потенциальной клиентской базой. Тут тоже все просто. Если дела так себе – ограничиваются повышением ставок для будущих заемщиков, ставят акцент на пассивах, отказываются от валютных и «долгих» кредитов и ужесточают меры по проблемному портфелю. Когда дела вовсе плохи – повышают ставки по уже выданным кредитам, и, опять-таки, пламенный привет сотрудникам службы безопасности – внутри и коллекторным фирмам с судами – снаружи. А, если учесть, что к этой картинке добавляют легкие штрихи девальвация гривны, рост курса доллара США, снижение доходов (как общенациональных, так и среднего гражданина), потенциальная безработица, бум рынка недвижимости в последние годы, то вопросы: «Возвращать или нет? И, если да, то – как?» – на глазах обретают пугающую актуальность и для кредиторов, и для должников. По порядку.

Рост доли «проблемников» в составе кредитных портфелей коммерческих банков прогнозировался еще летом. Приснопамятное необоснованное снижение курса доллара США заставило наиболее предусмотрительных и скептически настроенных аналитиков задуматься о перспективах. Всерьез эти прогнозы восприняты не были. Традиционно отмахнулись. Дескать, очередное «кликушество». Однако, на этот раз – сбылось.

Общая ситуация такова: на 1 октября 2008 года совокупный долг заемщиков резидентов Украины перед банками составлял 204.7 млрд. грн. Из них более 80 млрд. – ипотечные кредиты.

По разным оценкам, портфель «проблемников» увеличился в среднем на 20-30%. При этом господин Порошенко утверждает, что на данный момент нормативное значение не превышает 2%. Верится с трудом. Кроме того, на сегодняшний день мы видим только вершину айсберга. Пик «невозвратов» прогнозируют на весну – лето 2009 года.

Стратегию поведения банка по отношению к заемщику, просрочившему очередной платеж, предсказать нетрудно. Стратегия это типична и прописана в любой должностной инструкции кредитного специалиста. Выглядит она приблизительно так. В течение первых двух недель со дня неуплаты заемщику должны позвонить или прислать СМС из банка. Иногда этот процесс автоматизирован и звонки-сообщения поступают вечером/ночью/ранним утром, что не может не радовать (см. Закон «О правах человека»).

На протяжении двух-трех месяцев банк будет напоминать о кредите письмами (личными, заказными – иначе нельзя) и звонками (на все контактные телефоны, указанные в кредитной заявке). Что тоже при некоторой фантазии заемщика и некомпетентности менеджеров подпадает под действующее законодательство. А именно: Закон гражданского кодекса «О банках и банковской деятельности» от 7 декабря 2000 года. Согласно статье 62 оного Закона «информация относительно юридических и физических лиц, содержащая банковскую тайну, раскрывается банками по письменному требованию или по решению суда. При этом данная норма с точки зрения юридической науки является материальной». Проще говоря, если заемщику позвонили на работу, и, не застав человека, наябедничали его начальству (чем причинили ущерб), и дело в итоге дошло до суда – можно подавать встречный иск. Праздник юриспруденции гарантирован.

Далее дело передается сотрудникам отдела по работе с проблемными активами банка, которые назначают встречу клиенту (обычно на 31-й день с момента неуплаты кредита). Являться или уходить в подполье – дело клиента. По итогам работы «безопасников» клиент либо гасит задолженность, либо, спустя 3 – 12 месяцев, банк передает просроченный кредит в коллекторную компанию и история повторяется: звонки, встречи, визиты. В случае, когда указанные меры неэффективны – дело передается в суд (до суда обычно доводят 10-15% всех дел). К слову сказать, регионы еще не так цивилизованы, как столица и слово «коллектор» в большинстве своем ассоциируется с очистными сооружениями. Таким образом, в глубинке дело попадает в суд, минуя коллекторную фирму, сразу из службы безопасности.

Как же быть заемщику? Среднего достатка или вовсе «живущего» на минимальную зарплату (согласно Закону Украины «О Государственном бюджете Украины на 2008 год и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины», прожиточный минимум на одного человека в расчете на месяц с 607 грн. повысили до 626 грн.). В принципе, ответ тоже стандартный: либо прятаться, либо идти с повинной. Если Вы обладаете врожденным даром конспиратора и легко перевозимым имуществом – первый вариант для Вас. Остальным рекомендуется искать компромиссы с кредиторами. При известной платежной дисциплине, банк пойдет навстречу, поскольку, во-первых, судебные тяжбы требуют времени и денег, во-вторых, сейчас нет ни малейшей гарантии успешной реализации изъятого залогового имущества (речь, прежде всего, о недвижимости и автомобилях). Не смотря на лоббирование банкирами упрощенной процедуры изъятия предмета залога, председатель Совета НБУ Петр Порошенко отметил: «Такая ситуация складывается тогда, когда клиент прекратил вообще обслуживать свой кредит и не возвращает деньги в расчете на то, что и не будет их возвращать. Для нечестных клиентов действительно должна быть абсолютно четкая процедура ответственности». Безусловно, справедливое высказывание. Впрочем, отделить зерна от плевел – не так легко. «Даже в совершенно спокойное время примерно 2% клиентов, сталкиваясь с какими-то финансовыми трудностями, обращались к нам за кредитными каникулами – и мы шли навстречу, – говорит Дмитрий Замотаев, начальник управления кредитных продуктов розничного банкинга «Укргазбанка». – А у ряда банков были программы, по которым отсрочка на год предоставлялась автоматически сразу после выдачи кредита, или в любой необходимый заемщику период».

Инструменты компромисса общеизвестны. Это, по сути, реструктуризация кредитной задолженности: по срокам (пролонгация действия кредитного договора или кредитный отпуск до полугода), и по размерам (перевод с классического графика уплаты на аннуитетный, или частичная уплата только процентов). От заемщика требуются как минимум письмо с обстоятельно изложенной мотивацией необходимости пересмотра кредитного договора и документы, подтверждающие изменение финансового состояния.

Следует отметить, что изложенная информация никоим образом не является «универсальной инструкцией неплательщика» и направлена в помощь, прежде всего, добросовестным заемщикам, попавшим в тяжелое финансовое положение. Механизм действия юридической службы банка, естественно, выглядит мощно по сравнению с желанием «оправдаться» рядовых потребителей. Такие люди чаще всего оказываются ущемлены в своих правах, не зная, что делать с многочисленными угрозами штрафов, пеней и судов. Доходит вплоть до абсурдных (если не доказан факт мошенничества) разговоров о тюрьме. Хотя на сегодняшний день наличие непогашенного долга не предусматривает иной ответственности, кроме гражданско-правовой: уплата штрафных санкций, изъятие (по решению суда) залогового имущества – максимум.

P.S.: Автор статьи имеет некоторый опыт работы в банковской сфере и сам является «счастливым» обладателем валютного кредита на жилую недвижимость. На данный момент в банк-кредитор была подана заявка на реструктуризацию долга и предоставление кредитных каникул. Один экземпляр этого документа был зарегистрирован в журнале входящей корреспонденции банка, второй – направлен в службу безопасности, третий находится «на руках», завизированный соответствующим образом представителем кредитора. Ответа пока не дали. Жду.

Читайте также: