Страхование в Украине. Кому это надо?
Юрий Мацкевич

Страхование в Украине. Кому это надо?

В докризисном сценарии развития событий мизансцена *те же, входит представитель страховой компании N* была типична и повторялась вплоть до отдельных реплик. Продолжалось это, пока не наступала полная апатия зрителей, вызванная предсказуемостью. И вот тогда вступала великая сила – деньги. Задавался долгожданный вопрос: «И какие же комиссионные Вам предлагают наши конкуренты?..». Дальше стороны стремительно достигали компромисса. Проще говоря – торговались до помрачения рассудка.

Ни для кого не секрет, что страховые компании и группы, заходя на рынок, пытались показать себя активными игроками и сразу демпинговали минимум по двум позициям. Первая – снижали страховые ставки и франшизы, предлагали «депозиты доверия». Вторая – платили большие комиссионные потенциальным «источникам» клиентопотока, в основном, банкирам, риэлторам, менеджерам и дилерам автосалонов. То есть ответ на вопрос, озвученный в названии статьи, очевиден: страхование нужно собственно страховщикам и иже с ними. Факт непреложный. Нужно.

Выгодно ли? Другой вопрос. Как ни странно, доходность многих даже крупных игроков отнюдь не запредельна. Более того, в ситуации, когда приходится работать в условиях жесткой конкуренции, воплощающейся в переманивании клиентов друг у друга, многие компании довольствовались минимальным доходом или даже работой «в ноль» по многим направлениям деятельности. Справедливости ради, нужно отметить, что господа страховщики все же не бедствовали: ДМС (добровольное медицинское страхование), «лайфовые» и пенсионные программы, например, приносили стабильный доход. Брали числом. Постоянным притоком клиентской массы зарабатывали страховые премии «на покушать» и еще чуть-чуть. То есть работал пресловутый принцип «снежного кома»: пока катится – все ничего, набирает вес, но катится вниз…

Так было. Пока не наступил упомянутый «низ». Кризис не обошел стороной. И хотя, по факту, то же с позволения сказать «добровольное» медицинское страхование уверенно держит свою нишу (то есть коэффициент клиентской массы и, соответственно, средств, представляется логичным в свете экономических злоключений отчизны), нельзя не признать, что основную прибыль обеспечивали, прежде всего, продукты имущественного страхования. Последнее, в свою очередь, на 30-80% (эксперты, как всегда, неоднозначны) было обеспечено клиентопотоком из банков (НБУ – гип-гип, ура!).

«В связи с изменением ситуации на рынке мы решаем, каким образом необходимо изменить свою инвестиционную политику, расширить инвестиционный портфель, где хранить резервы. Скорее всего, предпочтение будет отдано государственным облигациям – как наименее рисковым», – сказала заместитель председателя правления СК «Фортис Страхование Жизни Украина» Мария Наумова. – «Несмотря на мораторий на снятие вкладов, у нас нет особых планов по снятию депозитов со счетов банков, но будет происходить перераспределение между банками, сейчас мы рассматриваем возможности переноса средств в другие банки из тех, где мы держали средства до сих пор. Мы держим наши резервы только в банках из первой десятки». Похоже на самогипноз. Вряд ли банкиры согласятся пойти навстречу страховщикам в их смелой затее диверсифицировать портфель, тем более, что наличных средств у оных банкиров не густо. Страх обоснован: «Если банк, в котором у страховой компании находится депозит, обанкротился, то, к сожалению, мы оказываемся в седьмой очереди по возврату вкладов. А это означает практически ноль возможностей получить свои деньги. В связи с ситуацией на фондовом рынке, страховщикам невыгодно работать и на рынке акций. Сегодня все рассматривают не привлекательные высокодоходные методы инвестирования, а надежные, потому что говорить о привлекательности вложений не приходится», – опасается все та же госпожа Наумова. Денег жалко. Экономят, буквально, на всем: «Идет максимальная оптимизация затрат. Сейчас для компаний актуален вопрос о сокращении подразделений, которые не зарабатывают денег»,– говорит председатель правления СК «Украинская страховая группа» Павел Нельга. Правда, представленные мнения нельзя априорно считать истиной в высшей инстанции. Существуют и более оптимистичные взгляды на сложившуюся ситуацию: «Те 6 млрд., которые ушли из банковской системы, обеспечат серьезный приток средств в страховые компании, поскольку люди сейчас хотят переложиться в более серьезный инструмент», – сказал Павел Царук, глава правления СК «ТАС». Мнение, безусловно, авторитетное и, по-своему, остроумное (кого-кого, а неучей в команде Тигипко не было). Правда, судя по всему, народ пока не горит желанием «переложиться». И уж тем более с сомнением относится к предложениям застраховать жизнь, «на всякий случай, а то мало ли?». Оно может и нужно, но народу, видимо, как-то недосуг. Перезимовать бы…

«На таком сегменте страхового рынка, как страхование жизни, экономический и финансовый кризисы практически не отразились», – продолжает господин Царук. У банков, дескать, кризис ликвидности, резервируют всего 15-20% (ура НБУ еще раз), а «…у страховых компаний таких проблем нет, поскольку мы резервируем 105% обязательств перед клиентом. То есть мы готовы всех своих клиентов в один прекрасный день отпустить, и у нас останется еще минимум 5% денег. Страховые компании не подвержены паническому риску, поскольку СК – это долгосрочный инструмент, рассчитанный на 10 – 15 лет (средний срок заключения договора)», – отмечает глава правления СК «ТАС». И так некстати добавляет: «Единственное, немного замедлился приток новых клиентов – 12%, против 15 – 20%», – а ведь уже хотелось у вас, господа «ТАС»-овцы застраховаться. Знать и в Датском королевстве не все так гладко… Хотя критиковать, конечно, легче. Финансовая группа «Страховые традиции», например, призывает украинские страховые компании объединиться для создания пула страховщиков с целью поддержки банковского сектора Украины: «Мы сейчас видим глубокий кризис ликвидности, поразивший нашу банковскую систему, о котором сегодня все говорят, но, к сожалению, мало чего делается. Банковская система является основополагающей в экономике каждой страны, и падение доверия к банкам приведет к серьезной болезни государства. С этим нужно бороться радикально и быстро», – утверждает председатель наблюдательного совета ФГ Дмитрий Гончаров. Его бы слова!.. Молодец. Хоть один конструктивист. Есть еще таланты. Чего только стоит идея страховать депозиты граждан от «невозврата»? Правда, в данном случае СК, хотят спасти не столько банки и государство в целом, сколько себя и свои же кровные…

Но все это слова, слова, слова... Украина – не Дания. И ситуация у нас сложилась не в пример тяжелее. По фактам: ипотечного кредитования нет, рынок стоит – это раз. Автострахование погибает, что называется, «на руках»: новых клиентов почти нет, а ДТП и прочие неприятности есть – это два. Банки можно почтить минутой молчания, поставить свечку и молиться о втором пришествии, дай бог, не позже середины следующего года – это три. Денег у граждан стало меньше. А у кого осталось столько же – все равно меньше, потому что подешевели. Покупать альтернативные продукты негосударственных пенсионных программ или страховать жизнь особо никто не желает – это четыре. Крупные предприятия, которые пока не обанкротились, еще заставляют своих сотрудников страховать здоровье, несмотря на вялые протесты профсоюзов – здесь все чин-чином. Это пять. Выжимают последнее из банковских клиентов, которых кредитный договор обязывает перестраховываться, и многие из которых уже в корне пересматривают свою платежную дисциплину – это шесть. И, наконец, СК испытывают острый голод из-за нехватки ресурса, частично размещенного на депозитах, которые уже потрачены банками на уплату внешних обязательств – это семь.

Из всего вышеперечисленного можно сделать один немудреный закономерный вывод: количество тех, «кому это нужно» в 2009 году сократится вдвое, а спрос на страховые продукты будет выглядеть исключительно как инерционный.

Читайте также: