Обыкновенное чудо, или Хроники «Проминвеста». Часть I
Юрий Мацкевич

Обыкновенное чудо, или Хроники «Проминвеста». Часть I

И тема, и название, и, даже, эпиграф статьи возникли настолько легко и непринужденно, как бы сами собой, что автор, прежде чем начать раскопки, трижды подумал – а стоит ли? Тем более что раскопки в любом случае велись без привлечения каких-либо спецсредств, исключительно при помощи нехитрого хозяйственного инвентаря: совка и веника и опирались в основном на рабочую гипотезу, что, дескать, нужно заглянуть в ту тумбочку, на которой больше пыли. Как ни странно, написание данного материала стоило некоторых нервов и времени: текст был переделан дважды, поскольку изначально получился некий сатирический фельетон, потом – сухой и малоувлекательный перечень фактов (к тому же – неоднозначного прочтения). Правда, ввиду огромного количества и пыли, и тумбочек, простор для фантазии такой – гуляй, не хочу. Итак. «Ты помнишь, как все начиналось?»

Начиналось все, к слову сказать, просто, невзрачно и, оттого, эффективно – с информационной атаки. Тогда было много шуму, мол, беспрецедентная, и все такое. Потом в памяти некоторых граждан забрезжило словосочетание Агропромбанк «Украина». И эти некоторые граждане, естественно, стали понимающе кивать головами и заговорщицки улыбаться, поскольку ничего другого им не оставалось, а все что можно было потерять, они таки потеряли в упомянутой «Украине».

Далее свежий осенний ветерок принес с востока слово «рейдеры» и стал активно нашептывать его в два уха: простое, народное (оно у рядовых вкладчиков всегда было некстати чутким), и непростое предпринимательское. Уши, как известно, напрямую через евстахиевы трубы соединены с мозгом. И постепенно в этом самом мозге стала формироваться такая нехитрая мысль, что «само дерево жужжать не может» и «что-то здесь не так».

А тут и пресс-релиз от «Проминвеста» подоспел, где с пеною у рта доказывалось, что все как раз наоборот, что это грязные домыслы и инсинуации: «Дезинформация, распространенная среди населения о неплатежеспособности «Проминвестбанка», была спланированной акцией. Это «антиконкурентная работа», направленная на подрыв имиджа банка», – заявили тогда на пресс-конференции в Донецке исполняющая обязанности начальника Управления Национального банка Украины в Донецкой области Валентина Дубинина и начальник Главного управления «Проминвестбанка» в Донецкой области Игорь Анненков (большие по тогдашним масштабам люди). И добавили: «Акция была спланированная, я это утверждаю, потому что это происходило в нескольких городах. По нашей информации, это начиналось в шахтерских городах Торезе, Снежное, Шахтерске, где вечером 25 сентября начались выплаты зарплаты», – объяснил И.Анненков, – «сработало «сарафанное радио» – неопределенные люди утверждали, что «Проминвестбанк» неплатежеспособен, поэтому 26 сентября будет объявление, что банк – банкрот, и рекомендовали людям снимать деньги полностью. Поэтому люди поддались панике, очистили банкоматы. Деньги в банкоматах в шахтерских городах закончились в течение 1-1,5 часа. Люди поехали в крупные города, паника пошла повсеместно. Она достигла города Донецка, где появились очереди до 300 человек у банкоматов», – в общем, пены у рта с широкой жестикуляцией – хоть отбавляй. Эту-то пену и жестикуляцию праведного гнева народ принял за агонию умирающего – и включилось правило снежного кома. Кто его изначально толкнул – сказать трудно. То есть сказать-то легко – жить потом трудно. Автор предлагает сойтись на беспроигрышном компромиссном варианте, в основе которого лежит одиозная личность господина Ахметова, как главного Деда-Бабая страны. К тому же, все началось именно в Донецке и именно с информационных ресурсов, подконтрольных вышеуказанному господину.

То ли пять, то ли шесть миллиардов – всего и делов-то. «…Как дружно рубили канаты, И вдаль уходила земля…». Деньги были сняты. Лодка банковской системы до боли родной страны накренилась и дала течь. Причем, думается, дала ее тем, кому нужно (вспоминается из «Берегись автомобиля»: «Это нога, у того, у кого надо нога»).

А что же власть? Согласитесь, кстати, что слово «рейдер» – звучит красиво. Вот как-то таинственно, лаконично и емко. Цепляет. Если бы автор был оной властью, сам бы с удовольствием пару раз его с экранов произнес. То ли пять, то ли шесть миллиардов (к тому же – гривен) – сумма, в принципе, не критичная. Муссировалась, кстати, информация о сугубо политических корнях кризиса «Проминвеста». Так, одним из крупных клиентов, ушедших с обслуживания, был «Нафтогаз»... Тогда-то Нацбанк и очнулся от привычной дремы и пообещал тут же предоставить адекватную сумму в качестве рефинансирования. Правда, что-то там не заладилось с оформлением. И на первых порах регулятор смог выделить аж два миллиарда из пяти. Здесь комментировать трудно, поскольку непонятно, что произошло на самом деле: то ли Матвиенко нормально откатить не захотел, то ли Стельмаху и компании спели красивую колыбельную, то ли вообще – побоялись сунуться, чтобы не прищемило.

А вот когда забрезжила туманная перспектива откусить хоть кусочек, а лучше вообще – национализировать, НБУ решил, с позволения сказать, действовать. А именно: Правление Национального банка Украины назначило с 7 октября 2008 года временным администратором Акционерного коммерческого промышленно-инвестиционного банка – служащего Национального банка Украины (а чего вы, в самом деле, все свои) Кротюка Владимира Леонидовича – заместителя Председателя Национального банка Украины. «И волны нам пели, и каждый пятый, как правило, был у руля…» В НБУ отмечали, что мораторий на удовлетворение требований кредиторов сроком на 6 месяцев был введен согласно законодательству Украины исключительно с целью создания благоприятных условий для восстановления финансового состояния АК «Проминвестбанк». А старик местный – маразматик, и вообще: нету никакого дедушки – мы за него.

Дальше – больше. Нет смысла перечислять все витки информационной спирали, которая раскручивалась на наших глазах. Достаточно перечислить хотя бы часть статейных заголовков того периода: «Донецкая прокуратура расследует очередной скандал с «Проминвестбанком», «Тимошенко не ассоциирует атаку на «Проминвестбанк» с работой банковской сферы Украины», «Возбуждено уголовное дело о покушении на банкротство «Проминвестбанка», «НБУ поддерживает идею национализации», «Атака на «Проминвестбанк» была тщательно спланирована», «Проминвестбанк» могут объединить с «Укрэксимбанком», «Возбуждены уголовные дела по факту рейдерских атак на «Проминвестбанк», «Moody's» понизил рейтинги «Проминвестбанка» (эта незатейливая новость почему-то особенно всех поразила – действительно, кто бы мог подумать?).

Надо сказать, что до этого момента все, в общем, делалось по науке. Расчет был верен, только граждане, выступавшими инициаторами этой каши в погоне за результатом несколько отвлеклись и, видимо, решили, что Банковская улица в Киеве и, для пущей яркости, Уолл-стрит – живут по одним и тем же закономерностям. Что тут скажешь? Просчитались господа. НБУ посчитал оттоки пассивов за неделю и выступил со своим замечательным постановлением № 319, что, в принципе, оправдано. Не будь его – было бы больнее. А тут еще опосредованно через Европу докатился до нас с известным временным лагом мировой кризис – и эффект превзошел все ожидания. Автор склоняется к тому мнению, что основной смысл данных манипуляций сводился к банальному «купи – продай». И, как мы видим сегодня, с «купи», похоже, все получилось. Хорошая инфраструктура с более-менее нормальным (в до-кризисных цифрах) балансом активов-пассивов – за вполне приемлемую цифру таки была приобретена. Вопрос: кому, когда и, главное, почем ее можно будет перепродать? К тому же «смолы» на то, чтобы законопатить все имеющиеся щели и бреши уйдет куда как немало.

Но это сегодня. А на тот момент, смутный и переломный, граждане, похоже, сами были несколько обескуражены масштабом последствий. И чего с этим всем делать тоже было как-то неясно. То ли банкротить, то ли национализировать, то ли вообще – продавать (только кому он, убогий нужен). Под шумок у Матвиенко практически съели и второй его семейный банк – мол, обижать, так уж по полной, без полумер. НБУ и правительство со строгими лицами заняли выжидательную позицию и отпустили банк со временным руководством в свободное плавание. Дескать, «напрасно нас бурей пугали, Вам скажет любой моряк, Что бури бояться стоит едва ли – В сущности, буря пустяк».

Читайте также: