«Надра Банк»: они стараются для меня, или как увядают цветы
Юрий Мацкевич

«Надра Банк»: они стараются для меня, или как увядают цветы

Банк попал, это очевидно. Денег на рефинансирование не дали, судом конституционным стращают, политические козни и инсинуации – сплошь да рядом, а еще и народ по мелочам скандалит: забирайте, дескать, квартиры-машины, проведите платеж, наконец-то, и, главное, верните, мол, деньги, нечестивцы, а то проклянем (автор осознает все последствия, которые может за собой повлечь подобное высказывание, но настаивает на нем, поскольку, при необходимости, может назвать время и место этого страстного клиентского монолога вплоть до номера отделения). Здесь также следует отметить, что некоторое время тому автор сам являлся сотрудником упомянутой организации, чему рад безмерно по двум причинам: во-первых, многому научился, во-вторых, очень вовремя уволили – низкий поклон им там всем (кроме шуток). Поэтому в целях соблюдения реалий объективной действительности автор с этого момента и впредь постарается воздержаться от субъективных эмоциональных комментариев, и, если вдруг у него это не получится, заранее просит простить и учесть.

Итак «Надра Банк». Краткая историческая справка. Зарегистрирован Нацбанком Украины в октябре 1993 года. Изначально ориентировался исключительно на обслуживание угольной промышленности (привет Донбассу). В 1995-м «Надра» стал участником первой в истории отечественной банковской системы сделки по поглощению, результатом которой стало присоединение Луганского АБ «Угольпрогрессбанк». На сегодня «Надра» – универсальный коммерческий банк национального масштаба. Входит в число крупнейших банков Украины (согласно классификации НБУ). База для обслуживания клиентов – около 700 филиалов и отделений в разных городах Украины, 1000 собственных банкоматов, около 4500 многофункциональных РОS-терминалов. Общая численность сотрудников банка – около 9000. Остальные, сверкающие успешностью сведения, любой желающий может почерпнуть на официальном сайте, который явно давно не обновлялся. К слову, о господине Фирташе упоминания там не встречается, по крайней мере, при поверхностной сессии. На данный момент (последнее обновление 01.09.2008), список акционеров банка выглядит примерно так: Игорь Гиленко – 33.4%; Сергей Лагур – 33.7%; Вадим Пятов – 19.6%; инвестиционные фонды – 7.8%; работники банка – 5.1%.

По данным АУБ, на 1 июля 2008 г. активы банка составили 23 745,53 млн. грн.; депозиты физических лиц – 9 518,658 млн. грн.; депозиты юридических лиц – 6 132,125 млн. грн.; кредитно-инвестиционный портфель – 19 437,72 млн. грн.; капитал – 2 374,136 млн. грн.

То есть – неплохо. Кстати, вспомнилось: в далеком 2005-м году «Надра Банк» занял первое место по эмиссии кредитных карт VISA в странах СНГ и Восточной Европы. Показательным является тот факт, что с банкоматами ситуация была (и, в общем-то, есть) существенно хуже. То есть клиенты буквально сбивались с ног, недоумевая, куда эти самые карточки можно засунуть с пользой для дела. А столь поразительный результат по выпуску пластика был достигнут крайне просто и эффективно – к каждому продукту в качестве нагрузки подвязывалась эта самая VISA, вне зависимости от того – нужна она клиенту или нет. А менеджеров обучили примерно следующему тексту: «Вы не думайте, это очень полезный и хороший продукт, он Вам очень нужен, Вы будете им пользоваться и радоваться. В крайнем случае – горячее будете ставить, чтобы мебель не испортить». Полезность – очевидна, кто бы спорил...

И еще: печально известная сеть агентов по потребительскому кредитованию товаров длительного пользования (проще говоря: мобильных телефонов, холодильников, телевизоров и стиральных машин) под названием «Еврокредит», отнюдь не является самостоятельной структурой. И представляет собой не что иное, как дочернюю организацию от той же «Надры», просто это не принято афишировать.

Надо сказать, что топ-менеджмент «Надра Банка» всегда совмещал в себе несовместимые европейские стандарты с отечественной сермяжной «кузькиной мамой». Молодцы. Квадратно-гнездовой – и всех делов. А не будут брать – отключим газ. Впрочем, не стоит забегать вперед.

В то стабильное счастливое время стремительного скачкообразного приближения к европейским стандартам, у штурвала стоял господин Гиленко Игорь, личность для большинства сотрудников «Надры» одиозная, почти мифологическая. Многие до сих пор не могут уяснить, как сочетается, например, крайне строгие корпоративные требования к внешнему виду менеджеров и публичный выход на сцену упомянутого господина в футболке. Русская душа загадочна. Душа, кстати, (как, впрочем, и гражданство) у Игоря Владимировича русские – не то слово. Москвич он. А футболка – что ж? Видимо в том и выражается неуемная тяга быть ближе к народу. И вообще: придираюсь, согласен. К чести президента ОАО КБ «Надра» следует отметить достаточно вольное владение английским и, что особенно понравилось автору, умение отвечать не на тот вопрос, который задают, а на тот, на который есть ответ с филигранным переходом на личность вопрошавшего в процессе, чтобы не расслаблялись.

Но – не суть. Суть же в том, что приблизительно тогда же, то есть в далеком туманном 2005-м году забилась, затрепетала жилкой на высоких руководящих висках извечная мечта интеллигенции, а именно – захотелось Европы. Жгуче и нестерпимо. Пригласили тогда специалистов отовсюду. Причем, сперва грешили на поляков, а потом оказалось – чуть ли не из Бразилии, где много-много диких топ-менеджеров. И были запущены процессы реструктуризации – вообще, и ребрендинга – в частности. Поперву слова заморские слух резали, да и заучивать приходилось, чтобы не осрамиться привселюдно, но со временем, как водится, пообвыкли. Даже понравилось. Правда, из всех мыслимых конституционных свобод, пожалуй, только свобода мысли и осталась нетронутой, хотя и над ней начинали уже работать. Но зато стало легче жить исполнителям, за которых все было черным по белому в должностных инструкциях прописано. И здесь, думается, все было правильно. Банк пошел в рост, напривлекался евробондов, активы расшевелил. Нормально.

Однако этого показалось мало. И тогда объявили: «2007 год – год кредитования». Сказано – сделано. Народу только давай, а методология этого самого «давай» прописана была с азов. Ну и, естественно, навыдавали порядком. Сразу же забились кулаки в высокопоставленные груди, дескать, обратите внимание, как вам всем повезло работать в компании, которая не лаптем щи хлебает. При всем при этом, раздача шла полным ходом, а на депозиты и онколы внимание обращалось постольку-поскольку. У нас же год кредитования! В итоге произошла страшная непредвиденная вещь, а именно – разорвало баланс активов и пассивов напрочь, на ленты для бескозырок. Ну, посидели, подумали и, ничтоже сумняшеся, провозгласили 2008-й – годом пассивов. К чему, действительно, велосипед изобретать? Вот тут-то кризис и накатил…

Дальнейшие события, в принципе, можно изложить в двух абзацах, настолько все свежо и насыщенно. Справедливости ради, думается, банк бы выстоял, или, по крайней мере, не так быстро бы свалился. Но кому он, дырявый, с отозванными рейтингами от «Fitch» и пониженными от «Standard&Poor's» нужен? «Мне!», – сказал господин Фирташ и вышел на сцену. «Зачем?», – удивился Гиленко. «Мыться буду!», – честно признался покупатель. «Ну ладно, забирайте», – был ответ.

Мы говорим «газ», подразумеваем «Фирташ». Так было раньше. Потом выяснилось, что дело – труба, а труба – кормушка. А голодные у нас все – от премьера и ниже, потому что с ними НБУ не делится, за что и будет уволен подчистую с занесением в грудную клетку, чтобы другим неповадно было. Газ у Фирташа отобрали, а, поскольку, «Надра Банк» тоже был без пяти минут его, было принято коллективное решение и оттуда откусить, так сказать, для чистоты эксперимента и полноты картины. Фирташ, естественно, расстроился и даже обиделся (постращал слегка судом, почему-то, британским) и немножко потерял список акционеров по пути на внеочередное собрание. И затаился, умница. А банк, тем временем, надо продавать. Ну и пошли акции гражданского неповиновения (советско-колхозного образца), многочисленные пресс-релизы о том, что ситуация спровоцирована исключительно политическими кознями, что, в общем, имеет под собой некоторые основания. Правда, никто не заставлял выдаваться в минус. И еще, в качестве информации к размышлению: то, что правительство называет «валютными спекуляциями» на самом деле является традиционными торгами на межбанке – здесь они как-то промахнулись. Есть, в конце-концов, официальные данные целевого использования средств, ссуженных Нацбанком. А вот то, что «Надра» является одним из трех (кажется) импортеров валюты на Украину – это факт интересный. Вдвойне интересный потому, что, если Фирташ от покупки таки откажется (а это обусловлено помощью, или отсутствием таковой со стороны НБУ), есть известная вероятность, что банк «ляжет» и здесь уже, кроме шуток, сильно пахнет дефолтом, то есть жаренным. Приятного аппетита.

Читайте также: